Как не потерять сотрудников и поддержать их, когда всем сложно: интервью с Юлией Саландаевой

В гостях у Комьюнити побывала Юлия Саландаева, руководитель HR-департамента компании TecForce. Мы поговорили с ней о том, как бороться со стрессом на работе и поможет ли в этом медитация, как проработать неосознанные страхи и негативные эмоции, а также стоит ли разговаривать с коллегами о политике. 

— Юлия, вы – специалист широкого профиля: HR и сертифицированный психолог в одном лице. Расскажите о себе чуть подробнее. 

— Да, это так. Что касается психологии, то я заканчивала Санкт-Петербургский Институт Гештальта, а после него еще множество курсов повышения квалификации. Если руководитель хочет быть на гребне волны, то он должен постоянно самообразовываться. Я уже 25 лет в HR, и за это спасибо моему первому руководителю, который направил меня. 

В TecForce я работаю 3 года. До меня отдела персонала не было, за все HR-задачи как мог отвечал один рекрутер. То, чем компания является сейчас – заслуга и моей команды, и руководителей, которые помогают нам всем расти. Я рада вкладываться всеми силами и энергией в TeсForce. Люблю и уважаю наших сотрудников – они все эксперты и при этом отзывчивые люди. 

— В последние месяцы все мы столкнулись с массовым стрессом. Как бороться со стрессом у сотрудников? Наверное, нужно работать не с отдельными сотрудниками, а руководителями, чтобы они доносили до остальных умиротворение и спокойствие.

— Я бы не сказала, что мы столкнулись с массовым стрессом только в последние месяцы, это произошло намного раньше. Спасибо пандемии, которая наступила в 2020 году. Она плавно подготовила нас к тому, что происходит в мире сейчас. Человеческий организм так устроен, что он адаптируется к любому стрессу и его интенсивности. Люди, которые сейчас находятся в зоне военных действий, первую неделю пребывали в повышенном стрессе, а сейчас под звуки сирены они могут даже спать. 

Я считаю, что адаптация была мягкой, если говорить про последние два года в целом. Если смотреть на статистику нашей компании и коллег из других организаций, то 70% сотрудников отреагировали на все события нормально. Почти ни у кого не было жутких срывов, о которых писали другие эйчары в блогах, или затруднений в коммуникациях в связи с удаленкой. 70% – это все-таки хороший показатель. 

Безусловно, статистика – вещь упрямая, и 30% мы не исключаем. У этих людей есть:

  • а) предпосылки, а кризис их подсветил и добавил интенсивности,
  • б) другой уровень организации личности,
  • в) личностные убеждения, которые могут их увести в более интенсивный стресс. 

С этим нужно работать на личностном уровне. В этом отлично помогают встречи 1:1, но не те, которые «для галочки».

Поэтому я бы не стала говорить, что тут нужно работать только с руководителями, но, конечно, на них все смотрят в первую очередь. Быть руководителем – это нести ответственность. Руководителю на роду написано работать с менеджерскими скиллами, в частности со стрессоустойчивостью. А стрессоустойчивость – это не просто надуманный софт скилл, как и коммуникабельность. Это постоянная проработка самого себя. 

В IT подавляющая часть коллектива – интроверты. Чем хороши интроверты – это ребята, которые действительно соединяются со своим боди-интеллектом. Да, где-то они не быстрые, где-то окно доверия открывается нешироко, не сразу и ненадолго. Бывает, что какое-то умозаключение долго входит в их систему ценностей, но помимо боди-интеллекта у них еще весьма сильный уровень ментальной проработки, поэтому я рада, что последние 10 лет работаю в IT, с этими умными и глубокими людьми. Они очень близки мне по духу, ведь я и сама экставертированный интроверт – амбиверт. Амбиверсия – скилл под цель, можно из своего интроверта воспитать экстраверта. 

Возвращаясь к основному вопросу – кому-то интересно быть в стрессовой ситуации, кто-то специально впадает в эти неприятные с внешней точки зрения ощущения, но тут часто есть вторичные выгоды. Банально – это как обратить на себя внимание, так и побыть наедине с собой и услышать, чего я в данный момент хочу, через сильную эмоцию (потому что слабые уже не слышны и не осознаются). Ситуация на мировой арене сейчас этому способствует. 

Давайте вспомним ковид – каждый из нас наверняка прошел какое-то знакомство с собой, со своими теневыми сторонами. Думаю, что большинство ответит, что так или иначе это случилось. Практически все познали новую сторону себя, узнали что-то о своем окружении. Сейчас проходит другой этап, более сконцентрированный в его проявлении. Я уже сказала, что на руководителях лежит зона ответственности – от их спокойствия и устойчивости зависит устойчивость команды. Если руководитель расшатан, то внутри коллектива это тоже заметно. Но всегда есть и теневые лидеры, серые кардиналы, ребята, которые задают тон, поэтому и на них я бы тоже обращала внимание при проработке коллективной тревоги. Грамотному эйчару такие ребята всегда в помощь. Важно вычислить всех лидеров, и этому я, кстати, обучаю своих подчиненных и молодых тимлидов. Секрет психологической закваски – если 30% коллектива обладают определенным мнением, то постепенно это мнение распространяется на всех. 

Наш коллектив, повторюсь, очень легко пережил ситуацию с ковидом, никто не покинул компанию. Только один сотрудник воспользовался предложением релоцироваться в Армению, а у нас, между прочим, 150 человек. Так что статистика хорошая. Коллектив устойчивый, тимлиды и руководители выполняют свои функции достойно.

— А какой средний стаж работы у ваших коллег?

— Большинство наших ребят работают более 3 лет. Компания привыкает к человеку, а человек к компании, но если новичок продержался 3-4 месяца на испытательном сроке и затем проработал год, то, как правило, он 100% приживется и будет работать долго. Также у нас приветствуется обучение, обмен опытом, праздничные мероприятия, корпоративы. На них мы всегда что-то обсуждаем, даже если идем в боулинг. Работа как хобби, а не обуза, и это сразу заметно.

— А как проработать коллективную тревогу? Что лучше – массовые собрания или частная работа с командами?

— Если хочется проработать коллективную тревогу и решить другие частные вопросы, то нужно, чтобы численность команды не превышала 10 человек. Именно в этом количестве можно раскрыться и тимлиду, и всем участникам. Важно дать и интроверту, и экстраверту выговориться, отреагировать.

Я приветствую такие мероприятия и всячески их продвигаю. Собираю обратную связь, вижу, как люди меняются, как происходит процесс раскрытия личности. После этого даже самые трудные вопросы по проектам начинают решаться. 

Тревога снижается, когда она выгуливается, прорабатывается на физическом уровне, поэтому все смарт-мероприятия должны быть активными. Покидать мячи, поорать, сходить пострелять, например. Здесь важна работа с телесной терапией,  – подвигаться, а уже потом выводить вопросы на ментальный уровень и проговаривать их с теми, кто осознает проблему. Тем, кто не осознает, и телески достаточно. Поэтому практика телесной терапии сейчас – это маст-хэв для любой компании, которая заботится о психическом здоровье сотрудников. 

Я бы еще ввела массажи, например краниотерапию – это когда дотрагиваются до определенных точек на голове в определенной последовательности. С ее помощью снимаются многие зажимы, даже зрение улучшается. Я проходила это и проводила сама. Когда в мой кабинет психологической разгрузки приходят сотрудники в стрессе – 5-7 минут подобного массажа, и все говорят, что им полегчало. Это не шаманство, а современные знания о телесной терапии, с подтвержденными исследованиями врачей о снижении тревожности (примечание: тревожный синдром, невроз – частый спутник для многих сотрудников офисного и умственного труда). 

О печальном в метафоре – если человек не открывает рот, туда невозможно положить даже изысканные блюда. А если он открывает рот, но не готов это проглотить и усвоить, то даже самый замечательный инструментарий не сможет сделать это за него. Нужно иметь дело с осознанными людьми, которые берут ответственность за себя, за свое психическое и физическое здоровье. Психика очень влияет на физическое здоровье, помните про психосоматику!

Читайте также

Работа в IT и новая реальность: интервью с Кристиной Гурочкиной из «Рексофт»
Как сделать дейлики эффективными: интервью с Настей Ткаченко

— Чаще ли сотрудники стали обращаться к вам за психологическими консультациями?

— Да, за последний год у нас стало больше откровенных разговоров. По нашим филиалам я стала ездить чаще именно с тем, чтобы больше общаться людьми, чтобы у них была возможность не только онлайн, но и офлайн пообщаться со мной на животрепещущие темы. Когда сотрудники приходят ко мне для беседы тет-а-тет, сначала мы затрагиваем рабочие процессы, но в стрессе или тревоге эти рабочие вопросы перекликаются с личными проблемами и острыми периодами, которые они переживают в данный момент.

Например, девушка рассталась с парнем и не может проверять документы – у нее все валится из рук, и не потому, что она стала плохим специалистом, просто та ситуация для нее важнее сейчас = актуальнее.

Когда мы прорабатываем эту ситуацию, терапия наилучшим образом сказывается на ней. Но это и к вопросу про окно доверия. Несмотря на то, что мы работаем в IT и находимся среди интеллектуальных, развивающихся людей, не все понимают, что психолог – это не злодей, который хочет сделать лоботомию. Конечно, все зависит от специалиста, и на практике я встречала много «недоэкспертов», они больше вредят. 

Интервизия тут обязательна. Найти хорошего специалиста – это как найти своего парикмахера/дантиста и т.д. Мы ищем человека, который еще и отзывается мне личностно как человек, а не специалист. Понятно, что и я могу нравиться не всем, и это нормально! 

Степень готовности к разным личностным изменениям у каждого своя. Кто-то готов за пару сессий принять решение и осознать ответственность, а кто-то просто пришел послушать советы, но не собирается ничего менять – «пожалейте меня, хочу на ручки». На заре своих консультаций я сильно расстраивалась, когда не находила отклика. Сейчас я к этому философски отношусь – значит, еще не время, он пока не готов. Моя задача — посеять семя.

А иногда нужны нетепличные условия. Например, у меня была сотрудница, с которой я промучилась на испытательном сроке. С ней было сложно – куча психологических проблем, рабочие результаты были откровенно слабыми. И когда ситуация достигла апогея, мы расторгли наше сотрудничество. Она обращалась ко мне за психологической помощью, пока мы работали вместе – я подсвечивала ее острые углы и нерешенные вопросы. После увольнения она действительно начала работать с психологом и круто изменила свою жизнь за два месяца. Наши ребята потом ее спрашивали, почему она не начала работать над собой раньше, а она ответила, что тогда не была готова. 

Некоторым людям надо попасть в ситуацию «выбор без выбора» – либо что-то делать со своей жизнью, либо жизнь сделает тебя и ты останешься на ее обочине.

— А что делать со страхом потери работы? Проблема актуальная – ситуация на рынке нестабильна, многие специалисты боятся, что их компания закроется или устроит сокращение штата. 

— Если у сотрудника все в порядке, но он боится сокращения, то, возможно, причиной является неосознанная тревога. На помощь приходит концепция трех умов – у человека есть ментальный ум, эмоциональный ум и боди-интеллект. Все непризнанные, неосознанные эмоции я стараюсь своим сотрудникам выводить на три уровня осознанности. 

Если говорить про конкретный инструментарий, который можно использовать на практике, то нужно вытащить страхи наружу, из неосознанного в осознанное.

Техника «3 моих ума»

Надо осознать, что я думаю по поводу своего страха, о ситуации, которая вызывает его. Не думая, за 2-3 секунды, надо записать первые пришедшие в голову мысли на бумаге или в заметки на смартфоне. 2-3 мысли в голове, которые прямо сейчас крутятся, и надо выписать, даже если это будет белиберда. Тут важно писать, а не оценивать. 

2

Поиск эмоций

Следующий вопрос – какие ощущения меня переполняют? Нужно назвать эти эмоции и чувства. Для этого даже есть словарик чувств. Нужно дать человеку этот словарик, ведь многие не могут назвать свои чувства без подсказки – а в этом 50% успеха. Например, человек может вдруг понять, что у него нет страха, а есть раздражение. А если еще каждую сложную ситуацию и чувство оценивать по шкале от 1 до 10, то положительный эффект будет только сильнее. 

Словарь чувств

 

Словарь чувств 

3

Ощущения сейчас

Надо записать, что я чувствую и что происходит сейчас с моим телом. Где-то зачесалось, где-то закололо, когда родилось это чувство как реакция на ситуацию в мире, семье или на работе. Это может быть и тревога, что я потеряю работу непонятно почему. Для страха и тревоги три классических места – это горло, грудь и живот. Это места, где живут страхи. А тут уже привет всем соматическим заболеваниям – гастритам, диарее, запорам, сердечно-сосудистым заболеваниям, постоянному кашлю, аллергиям. Вот они-то пышным букетом начинают расцветать у людей, которые не могут этот страх из тела достать. Это все надо выписать на листочек. Кашляю, постоянный ком в горле, в животе будто кирпич, чешется все тело, особенно спина – человек это выписал и осознал. 

4

Определение интенсивности 

Будет хорошо, если пометить по шкале от 1 до 10, насколько сильно я чувствовал свой страх, эту тревогу, когда выписывал все эти ощущения и затем прорабатывал. Скорее всего, цифра станет меньше на следующих этапах, потому что мы вытаскиваем проблемы из неосознанного в осознанное. Что-то поменяется, если проработать это чувство с определенным инструментарием, повторно пройтись по словарю чувств, задать уточняющие вопросы. На этом этапе точно станет легче. 

Ромашка - шкала эмоций

Шкала интенсивности эмоций «Ромашка» 

Я только по запросу в личных сессиях это прорабатывала, но надеюсь, это может помочь многим осознанным людям и при прочтении. 

— О медитации и ее пользе. Приложения для медитаций бьют рекорды по загрузкам. Медитация всегда была популярной, но теперь она еще и перешла в диджитал-сферу – можно без кураторов с помощью приложения провести сеанс в любой момент, даже на работе. Насколько такая медитация эффективна и можете ли вы посоветовать какие-то приложения или виды медитации, которые были бы наиболее эффективны? 

— Я пользовалась некоторыми приложениями. Мне было интересно, что они могут предложить. Пару лет назад пробовала «Медиатопию», когда она только стала популярной. Сейчас я ничем подобным не пользуюсь – нет смысла пользоваться чужим, когда есть свои инструменты. Осталось только оформить их в студийном, качественном виде. Некоторые подобные практики, кстати, я отправляю своим подопечным в аудиофайле по запросу, чтобы у них они были в качестве домашнего задания или вспомогательного материала. 

Медитация хороша, когда мы вытаскиваем наши тревоги из неосознанного в осознанное поле, тогда с ними можно работать и победить при необходимости. 

Пример – человек понимает, что у него не страх потери работы, а недоверие к жизни, и он вообще не видит будущего. Или когда тревога не общая, а частная – кредит не может оплатить. Если ясно и четко осознать свое чувство с помощью техники, о которой я ранее говорила, проще работать в медитации уже с конкретикой, она становится эффективнее. 

Это похоже на то, когда вы приходите в ресторан, и вам дают меню из 10 страниц – так и с выбором медитации. Если я не знаю проблему, то не смогу понять, какую медитацию хочу. Я выбираю первую попавшуюся, и не факт, что именно она поможет. А когда я прихожу в ресторан и знаю, что сегодня хочу борщ, тогда мне становится проще. Я быстрее приду к результату, потому что не пойду в вегетарианский ресторан. Я знаю, куда идти, какую медитацию в каталоге выбрать. 

Я встречала ребят, которые говорили, что медитация не помогает. Ты, наверное, не пробовал то, что тебе подходит. Я же точно знаю, что сейчас буду работать с раздражением. Методики работы с раздражением далеко не медитативные. Они двигательные, поэтому человеку, который находится в жутком гневе, раздражении или пренебрежении, а это все по шкале гнева, нужно усиливать эту эмоцию, но она не в поле медитации лежит. Медитация по классике  – это пассивное времяпрепровождение, в определенной позе, с дыханием. А людям, которые неправильно идентифицировали свою актуальную эмоцию, она и не поможет, тут нужна другая техника. В общем, нужно строить правильный roadmap, и цель будет достигнута.

— То есть конкретно посоветовать ничего нельзя. Медитацию для каждого человека нужно подбирать свою?

— Конкретно посоветовать можно тому, кто хочет решить вопрос, то есть знает и понимает свои чувства. Я за правду. Честность перед собой – это самое важное. Поэтому я и люблю ту методику, про которую рассказывала выше («3 моих ума»). 

Надо понимать, с чем я работаю. Какое это чувство? Не все надо высаживать в медитацию. Про гнев и эйфорию выше говорили уже – они через движение. Грусть и чувство вины тоже иначе прорабатываются. 

Можно помедитировать и дать выход эмоциям, правильно их принять. А вот грусть – ее важно выпустить, и даже мальчики должны выпускать ее, скупую мужскую слезу. За это сердечно-сосудистая система скажет вам не просто спасибо, вы еще и жизнь себе продлите на многие годы. Девочкам в этом плане проще, хотя я все чаще встречаю среди них тех, у которых кнопка «слезы» выключена. В терапии мы включаем ее назад, потому что это важно, и не надо бояться превратиться в «плаксу». Если долго это сдерживали, то, конечно, сначала много водички выйдет, но потом самообладание станет вашим вторым именем! 

— Как разговаривать с коллегами о политике и нужно ли? Что делать с коллегами и партнерами, которые постоянно выводят разговор к стрессовым для вас темам? Можете рассказать на примере вашей компании. 

— Мы в команде сразу обозначили, что для нас важно сохранить человеческие отношения, и у каждого из нас может быть своя точка зрения; политические моменты (еще со времен протестов в Минске) в работе не затрагиваем. Наша компания мультинациональная, есть сотрудники в том числе из Украины и Беларуси. Мы работаем с нашим коллегой в первую очередь как с экспертом.

Люди, которые намеренно вызывают на конфликт, видятся мне как люди с незрелой жизненной позицией. Есть три основные структуры личности – взрослый, родитель и ребенок. Я рада, что у нас среди заказчиков, исполнителей и коллег больше людей, находящихся в родительской и взрослой позиции. Они умеют нести ответственность за данное слово, за свои мироощущения, за свои политические взгляды и убеждения, умеют передавать опыт, искать точки соприкосновения, а не капризничать.

Есть данность. Чего я хочу в связи с этой данностью? Хочу вот этого. Я могу это изменить? Если могу, то меняю. Если не могу, то надо принять это. Только ребенок начинает сопротивляться – «мама, папа, я хочу игрушку». Но такой жесткой позиции я не встречала за все 3 года работы в компании. Не знаю, повезло или нет, но повторюсь, мы старались обозначить позицию – вы можете обсуждать что угодно, но главное, чтобы это не стимулировало никого на негативные эмоции, будьте осознанны и бережны друг к другу. Как итог, таких ситуаций у нас ни разу не возникло, даже наоборот – мне поступали сигналы скорее о профессиональной заботе о коллеге, с которым остальные не знали, как поступить, чтобы не нарушить баланс.

Я благодарна за это тимлидам и руководителям, которые проводят наши ценности и миссию сверху вниз. И, как показывает практика, весьма успешно!

источник

Related Posts
AllEscortAllEscort