Краткая история «Параграфа»: советские ученые, которые подарили миру S Pen

В 1988 году уроженец Азербайджанской СCP Степан Пачиков основал софтверный кооператив «Микроконтур», в результате сменивший название на «Параграф». Эта компания собрала под своей крышей лучших советских программистов и трудилась над системой электронного распознавания текста (благодаря ей я сейчас и пишу эту статью), а также трехмерным моделированием, в чем также достигла успехов. Но сегодня рассмотрим первый проект компании, сделавший ее, пожалуй, самым успешным отечественным айти-стартапом.

Начало деятельности Степана Пачикова (основателя «Параграфа») можно отнести ко временам его работы в государственном проекте «Компьютеризации Школьного образования» во «Временном коллективе школы при Президенте Академии Наук СССР». Через два года активной работы в проекте руководитель предложил Степану скооперироваться с Гарри Каспаровым и открыть компьютерный клуб для детей. Хоть Каспаров и шахматист, он очень любил компьютеры и даже сумел выбить партию у фирмы Atari, и это в 1986 году!

Этот клуб впоследствии и стал отправной точкой для дальнейшего роста фирмы, как минимум потому что в нем начала собираться тусовка активных программистов, часть которых образовала ядро будущей компании. В то же время Степан знакомится с двумя талантливыми программистами – Антоном Чижовым и Евгением Веселовым. В 1988 году Пачиков создает организацию «Микроконтур» и начинает активно заниматься программированием.

Советский компьютерный клуб

Детский компьютерный клуб

Dream team и случайные встречи

В том же 1988-ом Степан после своего доклада «О будущем персональных компьютеров и о роли оптических дисков» познакомился с Шелей Губерманом и Ильей Лосевым. Они уже знали про деятельность Пачикова и предложили свою помощь, а на вопрос, что они могут предложить, показали список из 20 пунктов. Больше всего Степана заинтересовала проблема распознавания рукописного текста, которая, по его мнению, требовала наименьших затрат. Всего-то нужен сканер и комп. А то, что это та область, за которую только-только начали браться крупные компании, считая ее очень сложной и проблемной, – они не знали. В результате сформировалась команда по спасению лентяев вроде меня от набивания текста по кнопочкам.

Список наших героев :

  • Антон Чижов – программист, создатель русификатора, занимавшийся локализацией зарубежного ПО. Благодаря ему фирма в будущем заинтересует американцев своей оперативностью в решении проблем локализации «Каллиграфа».
  • Георгий Пачиков – младший брат Степана, сооснователь и разработчик 2D- и 3D-технологий. Позже принимал участие в создании проектов для компании Disney. В 2000 году основал «Parallel Graphics Ltd», услугами которой пользовались компании Boeing, Airbus, МКС, Rolls Royce и Камаз.
  • Шеля Губерман – ученый в области ядерной физики, информатики, геологии. Человек, который собирал нужные компоненты и создал саму технологию распознавания рукописного ввода, реализованную в коммерческом продукте компании «Параграф».

В компании «Параграф» также работали: Евгений Веселов (позднее сотрудник Microsoft, архитектор направления Internet Explorer), Алексей Пажитнов (программист, геймдизайнер, создатель Тетриса), Ольга Дергунова (позднее президент «Microsoft Rus», заместитель министра экономического развития РФ).

Разработка шла полным ходом, базу для распознавателя составили из всевозможных палочек и закорючек, которые при считывания определяли букву. Для разработки использовались расчеты Губермана, сделанные им в его же статье в конце 70-х. Уверенности в том, что идея выгорит, не было ни у кого. И тем не менее у них получалось.

Однажды Степану сообщили – в Москву едет вице-президент Аpple Теслер Айзенштат. Вычислив по своим каналам, где он остановился, Пачиков поехал устраивать встречу. В его понимании, «устроить встречу» означало пробраться в гостиницу и просто найти нужного человека. Степан застал Теслера выходящим из душа – в том смысле, что дверь Теслер вышел открывать, обернутым в полотенце. Несмотря на комичность ситуации, Степана он выслушал и дал свою визитку. Наш герой понимал, что использовать шанс получится лишь раз и, убрав заветный клочок бумаги в карман, отправился домой.

Новое лицо и первые конференции

Время шло, разработка велась и даже совершенствовалась. В скором времени Степану снова повезло. На этот раз судьба свела его с Эстер Дайсон – журналисткой, представительницей журнала «Release 1.0», организатором международных технологических конференций и активной участницей международной тусовки программистов и стартаперов. Во время своего первого визита в Москву она загорелась желанием увидеть самый большой компьютерный детский клуб в стране, там она познакомилась с Пачиковым, который поразил ее знанием последних трендов компьютерных технологий и своей манерой общения. Да, не удивляйтесь – по ее словам, большинство российских специалистов, с которыми ей довелось общаться, были очень стеснительны и смотрели в пол. Пачиков же поражал своей открытостью, уверенностью, огромным количеством идей и энергией.

Так завязалась крепкая дружба, которая впоследствии очень помогла добиться успеха маленькому, но гордому кооперативу. К 1990 году у команды «Параграфа» появилась возможность выезжать за границу, и Эстер помогла им устроить выступление на технологической конференции «The East-West High-Tech Forum» в Будапеште. Там Степан окончательно убедился в верности концепции распознавания текста. На конференции все только и говорили о том, что будущее компьютеров в появлении электронного пера. Вся проблема состояла только в создании подходящего интерфейса, разработкой которого и занималась команда Степана уже несколько лет.

На следующей конференции «Cebit» в Ганновере команда предстала более подготовленной – за прошедшее между конференциями время они доработали программу, и теперь она могла демонстрировать возможность сканирования и оцифровки рукописного текста. Там многие заинтересовались софтом и спрашивали, поддерживает ли он электронную ручку. К сожалению, из-за отсутствия такого дорогого и дефицитного предмета этой функции не было, но была возможность ее добавить, ведь ручка использовала не статичное изображение, а динамичное. Для такого типа считывания нужны определенные алгоритмы, учитывающие движение руки во времени. А пока софт считывал рукописный текст со сканера.

Время для заветного звонка в Apple близилось.

Америка, первый успех и контакт с Apple

Немногим позже ребятам удалось вырваться в Америку на конференцию «Comdex». Свою роль в этом сыграла демонстрация распознавателя менеджерам компании «Ashton-tate», которых заинтересовало увиденное, и они даже предоставили собственный стенд для команды «Параграфа» на конференции в Лас-Вегасе. Стоит сказать, что к тому времени поддержку электронного пера добавили, хоть и работало оно криво, а еще часто подтормаживало. Сказывалась ограниченность ресурсов.

Параграф

Команда «Параграф» на выставке в Лас-Вегасе

Именно в Лас-Вегасе и случилась судьбоносная встреча. Как вы уже поняли из вышеописанного, проблема распознавания текста исследовалась уже давно, и русские тут не были пионерами, но они были первыми, кому удалось максимально приблизиться к результату. Хотя нельзя сказать однозначно, ведь не стесненные в средствах американцы, с возможностями достать лучшие технологии и мозги, могли просто не светить успехами. Например, еще с середины 80-х подобную разработку вел прямой конкурент Аpple – «Lotus Development Corporation» совместно с фирмой «GO!». Из-за повышенной секретности подобных проектов сложно сказать, каких успехов они добились на момент прибытия команды «Параграфа». Точно известно лишь то, что у них не было интерфейса, позволяющего решить проблему считывания рукописного текста прямо с экрана.

Очень кстати директора этих фирм появились около стенда «Параграфа», и, попробовав написать пару слов, Митч Капор, директор «Лотуса», сказал Джерри Каплану, директору «GO!»: «Оно действительно работает!». Степан тут же сообразил, что надо делать. Достав визитку, он набрал номер Айзенштата. После напоминания о московской встрече, он зашел сразу с козырей, рассказав о восхищенных конкурентах, и был услышан. Айзенштат передал информацию Ларри Теслеру, который как раз занимался в Apple проблемами распознавания текста. В тот же день Степану перезвонили и назначили время для презентации их технологии.

По поводу восхищенных конкурентов – возможно, это была выдумка Степана, который разбирался в лицах западного IT-бизнеса и был достаточно сообразителен, чтобы пойти на хитрость. Почему я так считаю? Потому что интерфейс не был полностью готов к работе и мог распознавать только определенные, конкретные символы. Очень сомнительно, что, во-первых, чисто случайно Митч Капор взял и угадал нужные слова, а во-вторых, если они сами вели подобную разработку, то чего же не предложили контракт? Увидев перспективных ребят, можно было как минимум поинтересоваться: «Почем продашь?». Но об этом упоминаний нет.

Английский мoрж спасаeт русских ученых

В начале 1991 года в Аpple родилась идея КПК (карманный персональный компьютер). В основе ее лежала мысль о том, что людям может быть интересен компьютер размером с блокнот и с возможностью рукописного ввода текста. Так начался проект «Newton». Появление же русских со своими наработками пришлось очень кстати. Причем изначально планировалось просто купить их – никому в Apple не хотелось привлекать странных русских к разработке перспективного продукта.

В середине года команда «Параграфа» приехала в Apple показать свою технологию. По словам самого Пачикова, презентация проходила ужасно, что неудивительно, ведь американцы вводили слова на правильном и практически безупречном английском, а такому, по словам того же Пачикова, в СССР не учили. И даже нормальных словарей (я осмелюсь предположить, что здесь Степан имел в виду все-таки оцифрованные словари) не было, а именно от проверки по словарю зависела точность распознавания текста.

Команде «Параграфа» пришлось создавать собственный словарь. А так как нормальной базы не имелось, они взяли за основу альбом «Magical Mystery Tour» группы The Beatles, который был дико популярен в Советском Союзе. Оцифровав его, они составили словарь на две с половиной тысячи слов.

Что-то мне подсказывает, что американцы были слегка в шоке, но на поверку название песни «I’m the Walrus» программа восприняла нормально. После этого тест признали удачным, дали ребятам $75 000 и отправили домой. Нет, не купили технологию, права или патенты. Суть в том, что в Америке не сильно доверяли русским, так как толком ничего не знали ни про культуру, ни про народ страны в целом. Поэтому было решено перед заключением каких-либо договоров отправить проверяющего на место основной дислокации компании, дабы убедиться в том, что она вообще существует. А деньги были выделены на организацию встречи.

«Вижу цель – не вижу препятствий»

После прохождения всех проверок американцы выдвинули два тезиса, почему «Параграф» не может работать с ними. Первое – сотрудники Apple сделали упор на то, что ребята не знакомы с их системой и не смогут быстро переделать «Каллиграф» (так называет программу сам Степан Пачиков) под их операционку с учетом всех особенностей. Второе – для работы над проектом нужно было переехать в Америку, чтобы иметь возможность оперативно решать задачи.

Спустя пару недель плотной работы над локализацией, которою вел Антон Чижов, ребята принесли американцам флешку с полностью готовым для портирования софтом. После этого с командой без проблем, не считая полугодичного согласования деталей, заключили контракт, и часть основных разработчиков переехала в Купертино для совместного продолжения работы над программным обеспечением.

Параграф Каллиграф

Редкое фото: русские в Apple

Ньютон и его провалы

Через некоторое время начали выходить первые прототипы устройств – это был наладонник и портативный ноутбук под маркой «Newton – MessagePad». Завышенные ожидания и сложности, связанные с уменьшением рабочей поверхности для считывания текста, породили проблемы в виде урезанного функционала и обманутых надежд потенциальных покупателей. Также сыграло свою роль отсутствие подходящих технологий. Так, например, первым устройствам «Newton» катастрофически не хватало памяти – она все время переполнялась, вызывая сбои в работе устройства, да и в целом плохо сказывалась зависимость от встроенного словаря. Хотя в первые недели после выпуска было продано 50 000 экземпляров, это все равно не соответствовало ожиданиям и не покрывало расходы. В конце концов, через 6 лет конвульсий проекта вернувшийся в компанию Стив Джобс законсервировал его до лучших времен.

КПК Ньютон

Наладонник Newton

Немного аналитики, без цифр

Разработка не была бесперспективной – она просто немного опережала время. На первой конференции, посвященной новой разработке «Newton — MassagePad», разработчики продемонстрировали чудо-устройство будущего, которое должно было произвести революцию на рынке и создать новый класс устройств. Это не был привычный нам смартфон или планшет – это был первый шаг на пути к ним. Не хватало технологий – до нейросетей, сверхбыстрых вычислительных мощностей и толкового интернета надо было еще пройтись и подождать. Даже сегодня технология распознавания рукописного текста не совершенна и временами выдает те же ошибки, что и ее предшественник – например, плохое распознавание отдельных символов и склеивание раздельного текста. Но весь этот путь начался именно тогда, в восьмидесятые, и команда «Параграфа» сыграла в этом значительную роль.

Кстати, их программа до сих пор живет и делает жизнь простых американцев немного лучше. Дело в том, что еще с 90-х годов американская почтовая система использует ее для сортировки почты, правда, с доработками и небольшими изменениями. Наработки «Параграфа» позже были расконсервированы и использованы Apple для разработки «iPadOS 14» (функция преобразования рукописных заметок в машинописный текст), то есть они послужили отправной точкой для дальнейшего развития операционной системы.

источник

Related Posts